Политик Мусагали Дуамбеков рассказывает, в какой страшной спешке судья Кисикова из городского суда Астаны выносила решение о повторной экспертизе, которая должна была «отмазать» настоящего отморозка Мурата Суюндикова от попадания на нары

musa

Дошло до немыслимого, когда в пылу работы в пользу насильников судья Кисикова из городского суда Астаны заявила, что не видит никакой разницы между документами общественных организаций и государственными бумагами с гербовыми печатями

Оказывается, некоторые казахстанские судебные процессы как настоящие комедийные фильмы в духе «Тупой, еще тупее». По ним вполне можно было бы снять какой-нибудь популярный сериал. Вот только смеяться как-то не хочется, когда понимаешь, что руками таких «юмористов» ломаются человеческие судьбы. Может быть стоит поставит в залах суда видеокамеры и ежегодно переаттестовывать каждого судью, просматривая случайно выбранный процесс.

Судья астанинского городского суда Дания Кисикова, наверняка, осталась бы без мантии после своего судейства по делу насильников Мурата Тусупова и Мурата Суюндикова, транслируйся оно в прямом эфире. Кто лично там присутствовал едины во мнении, она не скрывала своего желания насолить потерпевшей стороне. Мусагали Дуамбеков, президент общественной организации «Народный антикоррупционный комитет» принимал самое непосредственное участие в нескольких заседаниях суда.

– Ко мне обратился отец девушки как к президенту антикоррупционного комитета, – пояснил Мусагали Дуамбеков на пресс-конференции в Астане. –  Когда он понял, что надо привлекать прессу и общественные организации. Тогда на процессе появилась залетный специалист на стороне насильников Лейла Джансугурова с ее предложением о повторной экспертизе. Я сразу подумал – это Министерство образования, раз она директор «Института генетики и цитологии». Я сразу позвонил руководителю аппарата министерства, спросил: «Джансугурова — ваша?» Она говорит: «Да». Я спросил: «Она имеет право без вашего ведома давать заключения?» Там говорят: «нет». Я говорю: «Министр давал ей право? Председатель комитета давал право?» Мне отвечают: «Нет».

И хотя для нас с вами, обычных обывателей все кажется предельно ясно, «опытная» судья Дания Кисикова на процессе старательно гнула свою линию. В итоге произошел примерно такой диалог между ней и Мусагали Дуамбековым:

Дуамбеков: Та экспертиза, которую вы хотите назначить не будет иметь силы, потому что заключение Джансугуровой незаконно. Она как директор института генетики не имела права без соответствующего разрешения комитета или министра участвовать в суде…

Кисикова: Это не важно. Вы же президент антикоррупционного комитета, вы же имеете право подписываться под документами…

Дуамбеков: Но я — учредитель, я — президент антикоррупционного комитета. Печати у меня. С Джансугуровой все иначе. Давайте разберемся, имеет ли она право ставить на частных документах не какую-нибудь, а гербовую печать, выступая таким образом от имени государственных органов…

Кисикова: Все, садитесь, дальше не ваше дело.

Письмо от Министерства образования РК, которое подтверждает слова главного «антикоррупционщика» в том, что Лейлу Джансугурову никто для участия в судебном процессе не направлял и заниматься там самодеятельностью от имени Института, не уполномочивал, тоже пришло. Но… судья Кисикова видимо так спешила угодить насильникам, что не стала его дожидаться, а быстрее-быстрее впопыхах вынесла решение о дополнительной экспертизе.

По мнению Дуамбекова, сторона насильников пыталась «понравится» судье всеми силами и завоевать ее расположение, что в итоге им и удалось:

– Отец подсудимого каждый раз  чванливо приходил и выступал со слезами на глазах. Представляете,  какое они  воздействие на судью оказывали, что она и стала проявлять к ним открытые симпатии. Отец говорит, мол, наше семейство пострадало, везде на нас пальцем показывают. Он выступление закончил, а я говорю: «Давайте разберемся, кто больше пострадал? Отец девочки два года без работы. Он был высокопоставленным чиновником в Генеральной прокуратуре, его уволили. Генеральный прокурор подстраховался, чтобы не говорили, что сотрудник Генпрокуратуры сам лоббирует уголовные дела. В тот момент он был в Жамбыле, занимался операцией по терроризму.  Из  отдела кадров позвонили и объявили, что он — уволен. Он говорит – я же руководитель группы, террориста еще не поймали… Но вердикт был однозначен – приказали возвращаться. Так вот она меня начала одергивать, затыкать, когда я про отца девочки заговорил, однако отцу насильника давала высказываться столько, сколько он хочет и говорить обо всем, что ему в голову взбредет».

Достаточно было и других нестыковок, из которых плелась паутина лжеистины и не предай огласке мы все это нелицеприятное дело, чем все бы закончилось – неизвестно.

– Судья пыталась затянуть дело на полгода, – продолжает  Мусагали Дуамбеков. – Потом этот срок им будет зачитываться год за два, вот так насильникам и срок «скостят». Хотя то апелляционный суд, и все адвокаты, юристы знают, что апелляционный процесс проходит оперативно. Следующий судья принял решение за три часа. Все готово, факты есть, два судебных решения есть. У стороны ответчиков было шесть адвокатов. Высокооплачиваемых, замечу. Я в их профессионализме не сомневаюсь. И они всячески пытались запутать процесс. То одного охранника (ресторана, откуда похитили девушку – «I») пригласят, то другого. Мы доказываем, что он в этот день не работал, они находят нового. Адвокаты этих двух хотели доказать, что девушка по своей воле пошла с насильниками, а что там, в доме творилось до утра, их это не интересовало. Они втроем в однокомнатной квартире были, она оттуда позвонил в 5 часов утра. Экспертиза показала, что сперма Суюндикова есть, а Тусупова — нет.  Это как беременность –  если она есть, то есть, нельзя быть чуть-чуть беременной. И в экспертизе вероятность ошибки – очень мала, число со многими нулями… Но суд все тянулся и тянулся. Переломный момент в деле наступил только после публикации ряда статей на вашем сайте.

Эту нехитрую связь увидели все и председатель Антикоррупционного Комитета – не  исключение:

– Только когда Сурганов опубликовал статьи, мы написали прокурору, дело перестали затягивать. Теперь она решила отыграться на журналистах, заявив, что якобы ее репутация пострадала. Ее репутация и так пострадала благодаря бесконечным экспертизам. Мы были уверены, что симпатии у Кисиковой есть к стороне насильников, готовили заявление об отводе. Но как только процесс начался, она заявила о самоотводе. Все адвокаты защиты насильников были против этого решения. Мы как антикоррупционный комитет журналистов  полностью поддерживаем, и со следователями будем разбираться, чего они хотят от вас. Но главное, что благодаря прессе, сайту insiderman.kz, информации, которую там открыли, мы защитили честь девушки.

 

Продолжение следует

Айбат БАТЫРХАНОВ, специально для «I»

 

http://insiderman.kz/?p=1809

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

CAPTCHA image
*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>