Политик Дуамбеков призывает определиться – мы богатая страна или нищеброды?

C одной стороны мы хотим уверить весь мир в том, какие мы богатые, какой высокий у нас ВВП, а с другой – экономим на декретных, пенсиях и повышаем коммунальные платежи

«Придворные» экономисты трубят в фанфары, провозглашая небывалые успехи Казахстана! Объем ВВП на душу населения в Казахстане в 2012 году составил 12,5 тыс. долларов. Получается, за 15 лет ВВП страны вырос более чем в 16 раз, на душу населения – в 7 раз? Свежо предание, да верится с трудом. Подобные натянутые показатели наносят непоправимый вред обществу, искажают истинную картину состояния экономики страны.

Живем по законам «лжеэкономики»

Для того чтобы понять причины роста ВВП на душу населения надо сравнить его с другой цифрой – курсом доллара.

Показатели

Годы

1990

2012

ВВП на душу населения в долларах США

6283

12500

Курс доллара в тенге

4-70

150,62

Очевидно, что «придворные» экономисты пользуются подложными цифрами. Из нашей таблицы следует, что внутренний валовой продукт в расчете на одного жителя увеличился всего в 2 раза! Получается, что все эти годы отечественная экономика находилась в застое и стагнации. И это подтвердит любой студент экономического вуза.

Если аналитик знает хотя бы азы экономики и применяет для оценки результатов экономические  методы, прежде всего, корреляцию, то для него очевидным будет, что заявленное в Стратегии Казахстан-2050 16-кратное увеличение ВВП на деле дутое. Он учтет, что существующая инфляция, непрерывный рост потребительских цен и удорожание услуг все больше сужают покупательную способность граждан, особенно бедных слоев населе­ния.

Кроме того есть множество других вариантов, определяющих экономическое положение страны.

Приведем на этот счет наиболее наглядные данные статистики. В 1994 году внутренний валовой продукт сократился на четверть, в 1995 году была почти уничтожена легкая и пищевая промышленность, к началу 1996 года разорено сельское хозяйство. Таким образом, в 90-е годы были фактически расшатаны базовые устои и отрасли экономики. Лишь с начала 2000-х годов началось медленное ее восстановление. Однако мы так и не достигли уровня 1990 года. Неопровержимым доказательством этому является график «Реальное изменение валового внутреннего продукта», опубликованный в статистическом ежегоднике «Казахстан в 2010 году». Из него следует, что валовый внутренний продукт увеличился на 172,9%, или в 1,7 раза только с начала 2000-х годов, или на втором десятке Независимости. Если учесть увеличение ВВП в 2011 году еще на 7,5%, то ВВП за двадцать лет вырос в 1,8 раза. Но никак не 16-кратно, как это заявлено официально.

Никто не отрицает сложность переходного периода. Однако следует признать, что некоторым нашим соседям, бывшим союзным республикам все-таки удалось пережить его с наименьшими потерями. К примеру, Узбекистан не потерял ни одного гектара посевных площадей, ни одной головы сельскохозяйственных животных, развивал машиностроение, малый и средний бизнес, дающий сегодня почти 50% ВВП. Численность населения нашего южного соседа за годы независимости выросла с 19 млн. до 30 млн. человек.

Это сравнение наталкивает на мысль, что кому-то все-таки принадлежит идея развала казахстанской экономики, созданной потом и кровью многих поколений советского Казахстана.

Сегодня мы всячески пытаемся исправить губительные ошибки 90-х частичным восстановлением экономики, умалчивая о провалах в производстве за годы Независимости, за исключением роста добычи сырой нефти.

На нефтяной игле

Нам надо честно взглянуть в лицо фактам: рост экономики Казахстана в основном обеспечивается за счет роста добычи, а также за счет продажи углеводородов по высоким ценам. Если доля нефтяного сектора ВВП в 1990 году составила 0,5%, то 1998 году она выросла до 7%, а в 2004 году составила почти половину внутреннего валового продукта. В 2006 году экспорт углеводородного сырья достиг 66,3% от общего объема экспорта Казахстана. При этом его цена составила 432,7 доллара за тонну против 131,4 доллара в 2001 году. В последующие годы доля нефтяного сектора в ВВП значительно укрепилась.

Если бы цены на черное золото оставались на уровне 2000 года, порядка 25 долл. за баррель и условно снять долю нефтедолларов из общего объема ВВП страны, то экономический потенциал Казахстана оказался бы на уровне 87 % от показателей 1990 года.

Подсчет средней величины спада и подъема ВВП за 1991-2010 годы показывает, что за этот период среднегодовая величина падения равняется 12,4%, а роста — 8,1%. Если же из общего объема ВВП снять долю нефтяного сектора, то положительный показатель окажется еще меньше — 4,7%, т.е. минусы превалируют над плюсами в 2,6 раза. Таким образом, все экономические «реформы» пока еще не восполнили потерь народного хозяйства, связанных с разрушительной политикой предыдущих руководителей правительства.

В хрупкости и чувствительности казахстанской экономики мы убедились, когда правительство объявило о дефиците бюджета в 498 млрд. тенге. Как оказалось, помимо цен на нефть, мы еще зависим и от стоимости металлов. Осталось только молить бога, чтобы цены на зерно и фосфорные удобрения не упали. Неужели и другие страны так зависят от мировой конъюнктуры на сырье?

Смею вас заверить, далеко не все. Помнится в 2008 году, когда в Казахстане бушевал кризис, я побывал в Малайзии. Разумеется, меня интересовал вопрос, испытывают ли малазийцы на себе тяготы мирового финансового кризиса. Однако простой люд – торговцы, лавочники, работники сервиса говорили следующее: «При чем тут кризис? Наши доходы в основном зависят от продажи компьютеров, пальмового масла и туризма. Люди не перестали покупать компьютеры, отдыхать и употреблять пальмовое масло, поэтому у нас нет проблем».

Мало того, что нас лихорадит от малейших колебаний спроса на углеводороды и металлы, так еще мы торгуем на самых невыгодных для себя условиях.

Во-первых, в свое время наше правительство установило невиданные в мировой практике льготы и уступки инвесторам. К примеру, низкий коэффициент налоговой нагрузки (2-11%), большую долю в договорах передела продукции (80 и выше процентов), свободный завоз рабочих, оборудования и иных материалов, сделав казахстанское coдержание минимальным. Любопытно также, что большая часть нефтяных контрактов, заключенных на заре независимости, освобождены от уплаты экспортных пошлин. Остальные платят всего 40 долларов с тонны, тогда как в России аналогичный налог составляет свыше 400 долларов и варьирует в зависимости от цены на нефть.

Во-вторых, по результатам исследования известного экономиста Каната Берентаева  вывоз валюты из Казахстана в два раза превышает его завоз инвесторами.

Думаю, нельзя постоянно кормить иллюзиями народ, провозглашать Казахстан состоявшимся государством, когда миллионы наших сограждан не имеют работы, жилья, элементарно не обеспечены нормальной питьевой водой, в то время как 80% экономического потенциала страны находится в руках иностранных компаний и инвесторов.

Ты и убогая, ты и обильная

Я, честно говоря, не воспринимаю всерьез, когда кто-то хочет убедить меня в том, как плохо, бедно и голодно жилось нам при Советах. Для этих ретивых «антисоветчиков» у меня есть история из моей собственной жизни.

В 1976 году я потерял отца. Мать осталась одна с шестерыми детьми на руках. Однако у нас не было голодного беспросветного детства. В советское время государство действительно гарантировало своим гражданам необходимый минимум: собес выплачивал нашей семье пособие из расчета 20 рублей на ребенка – вместе получалось 120 рублей. Предприятие, где при жизни работал отец, тоже назначило нам пособие в размере 133 рублей в месяц. Эти деньги мы не снимали со счета, копили в банке, потому что 120 рублей на жизнь нам хватало с лихвой. К тому же у нас было свое домашнее хозяйство и этого было достаточно, чтобы прокормиться и одеться. Вот такую пока покупательную способность имел рубль по сравнению с нашей национальной валютой, которая практически не задерживается в наших кошельках. А на те деньги, которые накопились на нашем счету, мы купили новенький автомобиль «Москвич». Вот какой была забота «проклятого» советского государства о своих гражданах.

А что сейчас? Что будет, если семья с шестью детьми потеряет кормильца? Ни от государства, ни от работодателя помощи не жди: бедные ребятишки по миру пойдут с сумой.

Мы должны раз и навсегда отбросить лицемерие и громкие фразы и определиться, кто же мы – богатая страна, входящая в список 50-ти конкурентоспособных государств, или нищеброды. Вместо того, чтобы увеличивать декретные выплаты и снижать пенсионный порог, мы делаем все с точностью до наоборот – обираем беременных, заставляем наших матерей работать до гробовой доски. И тем самым усиливаем социальную напряженность в обществе.

Наши предки  соблюдали социальную дифференциацию: богатый человек имел белую юрту, отличающуюся по ширине и высоте, а у бедного была черная маленькая юрта. Нам недостает этой последовательности: с одной стороны мы хотим уверить весь мир в том, какие мы богатые, какой высокий у нас ВВП, с другой стороны – экономим на декретных, пенсиях, повышаем коммунальные расходы, хотя накануне выборов правящая партия обещала прямо противоположное. А правительство продолжает генерировать нелепые идеи вроде свободной цены на хлеб. Наверное, для того, чтобы вовсе заморить голодом стариков-пенсионеров. Ну, прямо не страна, а полигон для экспериментов!

 Мусагали ДУАМБЕКОВ, специально для «I»

Один отклик на Политик Дуамбеков призывает определиться – мы богатая страна или нищеброды?

  1. Большое спасибо автору статьи! Много хороших статей у Вас на сайте. Добавил в избранное теперь буду чаще заходить.

Добавить комментарий для Crianarqa Отменить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

CAPTCHA image
*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>