Ким и Огай добивают Жезказган, превращая его в «зону, свободную от жизни»

Самый богатый человек Казахстана — Владимир КимГород обречен на вымирание, население исчезает на глазах, но сверхприбыли исправно текут в карманы хозяев «Казахмыса»

Недавно, я отправился в Жезказган и из практики прошлого года, полагал, что в этом городе состоится полноценный митинг, с сотнями людей. Даже сидя  в аэропорту еще раз переспрашивал, звонил общественному деятелю Ермеку Нарымбаеву, интересовался: «будет митинг или нет». Он сказал что » будет» и я вылетел в Жезказган.

Обещать, не значит «жениться»

После приезда и разговора с бывшим профсоюзным лидером Сауле Сейдахметовой и экс-председателем совета ветеранов Мырқы Акпамбетовым пришли к выводу, что «в открытую» рабочие против корпорации «Казахмыс» вряд ли пойдут. Сауле Сейдахметова в прошлом году организовывала сидячую забастовку с целью добиться повышения заработной платы работникам корпорации в два раза.  Оставался лишь общественный деятель, редактор «Молодежной газеты» Берик Жагипаров, который не выходил на контакт до условного митинга, отправив сообщение «что боится преждевременных провокаций».

За два часа до возможной акции протеста мы решили переговорить с акимом города во избежание этих самых провокаций, а то и арестов участников как всегда неразрешенного митинга. Нас заверили, что никто со стороны власти бесчинствовать не будет, дали гарантии, обнадежили. Но как, оказалось, опять нагло обманули. В результате, Берика Жагипарова «скрутили» и увезли в полицию. Не говоря уже о том, что тираж его газеты незадолго до этого инцидента был полностью арестован.

Впрочем, уже потом, для меня открылась истина, почему жезказганский аким поступил подобным образом. В городе ходят упорные разговоры: «Акимы меняются, а Огай остается», «предпоследнего акима сняли за один день – якобы, Огай поставил ультиматум перед членами правительства», «нового поставил Огай, потому что он  еще недавно возглавлял службу безопасности «Казахмыса».

Берик ЖагипаровВывод напрашивался сам собой: ситуация в Жезказгане напряженная, существующие шахты загроблены, новые только в проекте, сокращения рабочих не миновать. Как местные власти собираются справляться с патовым положением, в которое окунулся регион – под жирным знаком вопроса. К тому же, это напряжение может накалиться через пару месяцев, когда пойдут реальные увольнения. Как говорят у казахов: «Ауыруын жасырғанды, өлім әшкерелейді».

Загнивание почти уже необратимо

По такому невеселому поводу мне удалось откровенно поговорить с бывшим председателем совета ветеранов Мырқы Акпамбетовым:

-         Аксакал, что вы можете сказать о коррупции в Жезказгане?

-         У нас есть учреждение ТОО «Жезказган Энергосбыт». Они собирают деньги с населения за потребление электроэнергии, другой работы у них нет, остальную работу делает другое учреждение – Горсеть. Несколько общественных организаций объединялись и выходили против этого ТОО. Когда наша общественная организация стала проверять, то оказалось что учредители указанного ТОО – руководители корпорации. Поэтому мы и виним корпорацию. Организовала, привезла в наш город и внедрила это учреждение именно корпорация «Казахмыс».

-         Получается что городской аким и аким области слушают только руководителей «Казахмыса».

-         Да, областной аким, городской аким и их заместители не могут вернуть учреждения, которое было предоставлено в доверительное управление. Мы хотим чтобы ТОО «Жезқазған энергосбыт» было возвращено корпорцией «Казахмыс», оно должно быть в собственности городских коммунальных служб.

-         Значит Вас вынудил уйти с руководящего места в совете ветеранов председатель правления ТОО «Корпорация «Казахмыс» Эдуард Огай? В вашем городе есть слоган: «В Жезказгане будет так, как скажет Огай»

-         В свое время наши ветераны выступали против Огая, из-за чего он обиделся на нашего прежнего акима Берика Абдыгалиева. По этой причине Абдыгалиев и ушел. Мы даже думаем, что именно Огай подчинил и город и нас этой корпорации. Да и весь народ тоже.

-         Пусть мы станем рабами одного повелителя, не так ли?

-         Если посмотреть, то корпорация ссылается на акима, а аким на нее

-         Еще вопрос. Сегодня усиленно говорят о том, что «Казахмыс» собирается сократить 12000 четовек. На это городская администрация отвечает: «нет, мы не сокращаем этих людей, мы переводим их на другую работу», но в итоге получается, что эти 12 тыс. Человек все равно будут уволены. В сложившейся ситуации какое будущее ждет Жезказган и его регионы?

-         Бывшый аким Карагандинской области Абельгазы Кусаинов выступая по телевизору, говорил сколько людей будет сокращено. Мол, не бойтесь, никто не останется без работы. А народ думает куда ему идти, потому что другой работы нет, нет других организаций. Это все пустые слова, обман.

В настоящее время, заводы которые относятся к нашему региону, переведены в Караганду. В чем заключается основная причина такого поступка?

Наша общественная организация спрашивала у властей, зачем построили кремневый завод в Караганде? Ведь источник сырья недалеко от города Сатпаев. Они как бы перешагнули через Жезказган и таскают сырье в Караганду. А это 500-600 километров (!).

Почему не построили в Сатпаеве или в Жезказгане? Но ответа нет.  В Жезказгане на перерабатывающем заводе, где я и сам работаю, есть цех «катынка». Я сам начинал рабочим в этом цехе. Рядом с ним должны были построить кабельный завод. В свое время были назначены директор и руководство. Но все пошло прахом, когда у Жезказгана забрали предприятие.

Эдуард ОгайК тому же, руководящий состав завода по переработке меди взяли и подчинили Балхашскому аналогу как резервный комплекс. Теперь наши руководители заглядывают в рот Балхашским работодателям. А ведь когда-то наш комбинат поставил на ноги Балхаш. Есть и литейный механический завод. Он выпускал продукцию в союзных масштабах. Его подчинили Карагандинскому механическому заводу. Это все народу не понятно, мы думаем, что у Жезказгана нет будущего. Количество приезжающих людей в два-три раза меньше уезжающих: если уезжает 1500 человек, то приезжает всего 500. Город и регион вымирает в прямом смысле слова.

Картина удручающая, уж лучше застрелиться…

В свою очередь, по словам моего следующего собеседника Муратбека Сыздыкова, работающего на жезказганской обогатительной фабрике, условия труда – хуже некуда: цех холодный, запыленность высокая, кому-то разрешают носить резиновые сапоги, кому-то не положено; ботинки выдаются на год , так же как и спецодежда: комбинезон, полукомбинезон и т.д. За текущий год, люди на свои деньги покупают дополнительное спецобмундирование. Но все равно, обуви хватает только на три месяца. По причине страшной сырости у людей открываются хронические заболевания.

жезказган

Бывший профсоюзный лидер Сауле Сейдахметова придерживается того же мнения. Как она заявляет на фабрике условия труда страшные. Летом жарко и в раскаленном воздухе заставляют работать в плотной суконной спецовке. И приказывают людям ходить в таких «костюмах», запрещая пользоваться более легкой одеждой.

- Получается человек работает, «кидает завал» (и так то жарко), но никто не задумывается, что это может угробить сердце. Тогда как зимой в лютую стужу обильное потовыделение приводит к пневмонии. Если, к примеру, разобрать несчастный случай, который произошел в главном корпусе обогатительной фабрики, даже читая эту телефонограмму можно представить какая температура внутри цеха. Если замерзают трубы по которым бежит вода, а человек вырезает трубу, повреждает себе глаза и напрчь лишается зрения. У нас там в цеху айсберги растут.

Профессиональными заболеваниями на фабрике считается и силикоз легких. Людям выдаются фуфайки, но если сильно двигаться в них, то невозможно работать. Поэтому они вынуждены их скидывать. К тому же у нас есть еще и бункера. Их необходимо чистить, иногда приходится заливать напором воды. Естественно, что человек мокнет, так как вода брызжет из шланга. И в этой мокрой спецовке он ходит и замерзает, покрывается льдом. Представьте себе в таком холоде люди ходят в резиновыз сапогах. Это пиелонефрит, автоматически.

Оборудование на фабрике устаревшее, лента ходит туда сюда. Рабочие «кидают завал», они же не могут 8 часов подряд беспрерыно орудовать, они садятся отдыхать. Но как только они «остывают», то это уже остеохондроз. Завалов бывает очень много – вот вам и сколеоз. Остеохондроз иногда влияет на зрение на слух. Еще бронхит, раз люди дышат грязным холодным воздухом. Однако эти болезни никто не относит к профессиональным. Подхватив их человек все равно не может получить деньги по инвалидности. Он приходит на работу здоровый, проходит медосмотр и никто не признает, что он эти болезни заработал на фабрике.

forbes

Получается  работник корпорации 5 лет поработал на фабрике, получил эти недуги, а дальше он уже не может пройти медосмотр снова, чтобы и впредь полноценно работать. Такая ужасающая ситуация.

P.SТем не менее, первоначальные требования митингующих все же прозвучали:

- Открыть новые рудники

- Не сокращать рабочие места

- Прекратить давление на «Молодежную газету»

- Восстановить в должности Сауле Сейдахметову, профсоюзного лидера

- Восстановить в должности Мыркы Акпанбетова, председателя совета ветеранов  Жезказгана.

Во время митинга рабочие растянули плакаты с надписями: «Огай кет», «Хватит доить Казахстан».

Мусагали Дуамбеков, доктор техических наук, президент ОФ «Народный антикоррупционный комитет»

http://insiderman.kz

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

CAPTCHA image
*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>