Во сколько обойдется Казахстану новая игрушка под названием ЭКСПО – 2017?

Как известно, Астана выиграла право на проведение Международной выставка ЭКСПО-2017, темой которой заявлена «зеленая» энергетика. Казахстан собирается потратить на это мероприятие 1 миллиард 250 миллионов евро. Наш конкурент по проведению выставки Бельгия была куда скромнее и предложила бюджет в 600 миллионов евро. Что же, получается мы закидали Европу шапками?Чем же мы удивили весь мир? Есть ли в Казахстане эта самая «зеленой» энергия?

Для начала определимся с терминами. «Зеленая энергия» — это энергия из источников, которые по человеческим масштабам являются неисчерпаемыми. Ее получают из таких природных ресурсов, как солнечный свет, ветер, дождь, приливы и геотермальная теплота. До последнего, прежде всего из-за огромных запасов традиционного энергетического сырья, вопросам развития использования возобновляемых источников энергии (далее ВИЭ) в энергетической политике Казахстана уделялось сравнительно мало внимания.

В скором будущем энергетический баланс будет меняться, будут преобладать возобновляемые виды энергии: ветер, солнце, гидро, а также биотопливо. Ожидается, что B 2010-2030 годах их потребление увеличится в среднем на 8 % в год. Среди ископаемых, энергоносителей быстрее все­го станет расширяться использование газа.

Доля газа в выработке энергии будет увеличиваться за счет угля. Во многих странах мира идет процесс ускоренного перехода к новой техноло­гической платформе глобальной энергетики.

Преимущества «зеленой» энергетики тоже говорят сами за себя: это и бесконечность возобновляемых энергоресурсов, и снижение вредных вы­бросов, и возможность расширения локального энергоснабжения, и освоение высоких технологий, и повышение энергоэффективности.

В настоящее время в нашей республике около 42% энергии вырабатывается из угля, 39% — из газа, 17% — из нефти. Доля ВИЭ составляет всего 0,2 %. Выработка электроэнергии ВИЭ за 2011 год составила 420 млн. кВт/ч. О необходимости даже незначительного роста производства «зеленой» энергии говорит тот факт, что, затратив 1 кВт/ч, можно добыть 75 кг угля, 35 кг нефти, испечь 88 буханок хлеба, выткать 10 м ситца, вспахать 2,5 сотки зем­ли.

В соответствии со Стратегическим планом развития Казахстана до 2020 года, доля ВИЭ в общем объеме электропотребления должна составить 1,5% к 2015 году, и более 3% — к 2020 году. На сегодняшний день общая сумма инвестиций в проекты развития ВИЭ в Казахстане составляет более 107 млрд. тенге.

Государственная позиция  в вопросе развития возобновляемых источников энергии не выдерживает никакой критики. Сколько специалистов в министерстве индустрии и новых технологий занимаются вопросами возобновляемой энергетики? Единицы. Также эту задачу президент поставил перед министерством охраны окружающей среды, а как они могут заниматься этой проблемой без специалистов и без опыта? Дополнительно к указанному стоит отметить: слабую нормативно — правовую базу, мощное нефтяное лобби на всех уровнях власти, сырьевую приверженность экономики, реальную незаинтересованность в развитии ВИЭ и другие причины, которые сдерживают процесс роста возобновляемой энергетики.

В это же самое время Казахстан располагает огромными ресурсами по всему набору  «зеленая» энергия,  есть ряд примеров развития и ветро-, и био-, и геотермальных источников.

Одним из наиболее перспективных направлений в развитии ВИЭ в Казахстане является ветроэнергетика. Наша страна занимает первое место в мире по потенциалу ветроэнергетических ресурсов на душу населения. На террито­рии 50 тыс. кв. км (2% площади Казахстана) среднегодовая скорость ветра превышает 7 м/с. Потенциала только этих территорий достаточно для вы­работки 1 трлн. кВт/ч в год, что во много раз перекрывает по­требности республики в элек­троэнергии. Суммарный годовой энергетический потенциал ветра в Казахстане оценивается на уровне 1,8 трлн кВт/ч. Мощным ветровым потенциалом обладает ряд районов Северного, Центрального, Западного и Юго-Восточного Казахстана. Джунгарские ворота, Шелекский коридор, Астана, Аркалык и Форт-Шевченко, где среднегодовая скорость ветра составляют 7-9 м/с. Это в буквальном смысле природные энергетическими станциями. При этом важным является близость существующих линий электропередач, хорошая корреляция сезона ветров с пико­выми потребностями в электроэнергии. В совокупности все это обеспечивает условия для эффективного использования данного потенциала.

Однако реальные меры и действия правительства в развитии ветроэнергетики оставляют желать лучшего. Пока что в Казахстане реализуются проекты локального масштаба. В настоящее время самая круп­ная ветроустановка мощностью 30 кВт установлена ТОО «Долара» в Атырауской области. Еще два автономных энергетических комплекса на осно­ве ветровой и солнечной энергии установлены в Акмолинской области. В Северо-Казахстанской области таковых три, причем все ориентированы на резервное электроснабжение оборудования АО «Казахтелеком». И все. Мощности промышленного масштаба только в планах правительства. Среди них казахстанско-китайский проект строительства парка ветро-электростанций в Шелекском ветровом коридоре Алматинской области. В настоящее время Китайской Гуандунской ядерной энергетической кор­порацией разрабатывается технико-экономическое обоснование.

Гидроэнергетика в лице малых ГЭС — наиболее активно развивающееся направление ВИЭ в Казахстане. Так за последние два года в Алматинской области были введены в эксплуатацию 5 малых гидроэлектростанций. В Жамбылской области появилась одна малая ГЭС мощностью 1,5 мегаватта.

Не на должном уровне развивается и солнечная энергетика, хотя потенциал страны в этом отношении колоссален. Ресурс солнечной энергии может быть оценен в районе 2,5 млрд. кВт/ч в год. Продолжительность солнечного сияния в РК составляет 2200-3000 часов в год, а энергия солнечного излучения 1300-1800 кВт/м2 в год. Годовая суммарная дневная радиация при различных условиях составляет 3,8-5,2 кВт-ч/м2. Это один из лучших мировых показателей. Следует также добавить, что Казахстан обладает крупнейшими запасами кремниевого сырья (85 млн. тонн), являющегося основой для преобразования солнечной энергии в электроэнер­гию. Однако даже здесь наши чиновники пошли по наименьшему пути сопротивления, о чем мы расскажем ниже.

В настоящее время функционирует одна солнечная электростанция в Алматинской области. Вообще, можно ли говорить о перспективах солнечной энергетики в Казахстане, если даже те, кому сам Бог велел за­ниматься этим, в данное время занимается строительством только одной солнечной и двух ветровых электростанций. Речь идет о структуре фонда «Самрук-Казына» — 700 «Samruk-Green Energy».

Геотермальная энергетика, то есть электроэнергия, а также тепловая энергия, производимая за счет энергии, содержащейся в недрах земли, в Ка­захстане отсутствует. Так, только геотермальное месторождение Капланбек (недалеко от города Шымкент) с температурой воды 80°С используется для теплоснабжения жилых домов. Рядом с городом Алматы геотермальный источник с температурой 80-120 °С используется для отопления теплиц зимой и кондиционирования летом. И все.

Предприятие по производству биоэтанола в Северном Казахстане -АО «Компания BIOHIM», которое торжественно было запущено в 2006 году в рамках программы «30 прорывных проектов», уже обанкротилось.

Еще несколько лет назад говорили о том, что для реализации и широкого внедрения в казахскую экономику возобновляемых источников энергии требуется политическая воля руководства страны. Нельзя не согласиться — такая воля уже проявлена. Однако почему-то с трудом верится, что стратегически правильные по содержанию и замыслу идеи найдут свое реальное воплощение, если даже первые шаги в этом направлении в угоду интересах определенных сил сходят на нет. Достаточно показательны в этом направлении примеры с перспективами Казахстана в освоении солнечной энергетики. Как выясняется, Казахстан, обладая весьма благоприятными условиями для развития солнечной энергетики, фактически не обладает технической базой для развития отрасли.

Для того, чтобы они действительно стали доступны человечеству в нужных масштабах, потребуются огромные интеллектуальные усилия и ма­териальные затраты. Сегодня во всем мире эксперты признают экономическую целесообразность внедрения ВИЭ. В то же время существует ряд барьеров для развития, внедрения и широкомасштабного использования ВИЭ в Казахстане. Это недостаточная государственная поддержка, отсут­ствие полноценной программы развития и стимулов для инвестирования в отрасль, неразвитость инфраструктуры, недостаток квалифицированных ка­дров. Также одним из самых главных тормозов развития альтернативной энергетики является необоснованное мнение об экономической неэффективности использования ВИЭ в Казахстане, где есть огромные запасы органических энергоресурсов.

Лично мне не понятно, как вписывается в политику «зеленой» энергетики и «зеленой экономики» позиция правительства по строительству в Балхаше ТЭЦ на угле. Я считаю, что этот проект в экономическом и экологическом отношений ущербен. Полученная электроэнергия будет очень дорогой, поскольку стоимость ТЭЦ составляет 4,5 млрд. долларов США, уголь будет транспортироваться на расстоянии 800 километров, а электроэнергия на более тысячу километров. В проекте планируется хранение золы в золоотвалах высотой 32 метра. Таким образом, в перспективе более 2 тыс. тонн золы, развеваемой степными ветрами, будет попадать в озеро Балхаш.

Больно смотреть как сжигается попутный газ в шести регионах Казахстан — Западно-Казахстанской, Южно-Казахстанской, Атырауской, Мангыстауской, Актюбинской, Жамбылской и Кызыл-Ординской областях. Это не выгодно и не экологично. Вследствие использования подобных варварских и экономически нецелесообразных методов, по мнению независимых экспертов, ежегодно на факелах сжигается до 3 миллиарда кубометров газа. В ценовом отношении ущерб равен двум миллиардам долларов. В принятом в 2005 году Законе РК «О нефти» сжигание попутного или природного газа на факелах категорически запрещалось, за исключением аварийных ситуаций и угрозы здоровью населения и окружающей среде. В свое время министр экологии Нургали Ашимов обещал, что до конца 2010 года сжигание попутного газа в Казахстане будет полностью прекращено, однако воз и ныне там.

Итак, с каким багажом мы подойдем к проведению ЭКСПО-2017? Не окажется ли к нашему огромному стыду, что король-то голый? Какие риски видятся мне в проведении международной выставки?

Во-первых, при существующем уровне коррупции затраты на ее проведение могут возрасти многократно, что ударит по карманам налогоплательщиков. Спрашивается, какую коррупционную маржу извлекут из помпезного мероприятия чиновничество? Общество заранее подсчитывает убытки.

Во-вторых, что греха таить, победу Астане принесла отнюдь не наша приверженность «зеленой» экономики, а казахстанская нефть. Грустная ирония, но факт.

В-третьих, Астана и так является главным дотационным регионом страны — по статистике столичный житель в среднем получает на 113,6 тысячи тенге больше, нежели отдает в бюджет. Боюсь, что за время подготовки к выставке и ее проведения эта разница только увеличится.

В-четвертых, чего стоят наши уверения в приверженности «зеленой экономике», если мы строим в Астане ТЭЦ-3 на угле, которая будет потреблять 8 миллион тонн угля в год?

В-пятых, в рамках подготовки в выставке в Астане планируется построить сказочный проект — «Волшебный стеклянный дворец». Вопрос: не превратиться ли он после 100 дней эксплуатации в обузу для городского бюджета на 100 лет?

Таким образом, напрашивается вывод, что ЭКСПО-2017 – это очередная игрушка для Казахстана – дорогая и бесполезная.

 

http://insiderman.kz/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

CAPTCHA image
*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>