Политик Мусагали Дуамбеков рассказывает, в какой страшной спешке судья Кисикова из городского суда Астаны выносила решение о повторной экспертизе, которая должна была «отмазать» настоящего отморозка Мурата Суюндикова от попадания на нары

musa

Дошло до немыслимого, когда в пылу работы в пользу насильников судья Кисикова из городского суда Астаны заявила, что не видит никакой разницы между документами общественных организаций и государственными бумагами с гербовыми печатями

Оказывается, некоторые казахстанские судебные процессы как настоящие комедийные фильмы в духе «Тупой, еще тупее». По ним вполне можно было бы снять какой-нибудь популярный сериал. Вот только смеяться как-то не хочется, когда понимаешь, что руками таких «юмористов» ломаются человеческие судьбы. Может быть стоит поставит в залах суда видеокамеры и ежегодно переаттестовывать каждого судью, просматривая случайно выбранный процесс.

Политик Дуамбеков призывает определиться – мы богатая страна или нищеброды?

C одной стороны мы хотим уверить весь мир в том, какие мы богатые, какой высокий у нас ВВП, а с другой – экономим на декретных, пенсиях и повышаем коммунальные платежи

«Придворные» экономисты трубят в фанфары, провозглашая небывалые успехи Казахстана! Объем ВВП на душу населения в Казахстане в 2012 году составил 12,5 тыс. долларов. Получается, за 15 лет ВВП страны вырос более чем в 16 раз, на душу населения – в 7 раз? Свежо предание, да верится с трудом. Подобные натянутые показатели наносят непоправимый вред обществу, искажают истинную картину состояния экономики страны.

Тасмагамбетов чихать хотел на загрязнение Астаны

«Каталажка» за брошенный окурок и только предписание за промышленное загрязнение воздуха, стали реалиями столицы

То, что нет пророков в своем Отечестве, подтвердили судебные органы Астаны.Ни сном, ни духом нельзя было предугадать, что столичная Фемида вспомнит о соблюдении Орхусской конвенции и национальном экологическом законодательстве. Вспомнила, вероятно, не от «хорошей жизни». В 2012 году столичными судебными органами было рассмотрено всего три дела по нарушениям экологического законодательства. Несмотря на то, что их – пруд пруди.

Беззубые «проверяльщики» спешат к дастархану

На семинаре в Астане, который прошел под эгидой столичных судебных властей, говорилось, что в прошлом году специалисты городского департамента экологии предъявили  27 претензий на возмещение ущерба, нанесенного окружающей среде, который они оценили в 13,5 млн. тенге. В добровольном порядке исполнена 21 претензия на общую сумму 1,5  млн. тенге. Передано в суд на принудительное взыскание 6 исковых материалов на сумму 12,1 млн. тенге, 5 исков – на приостановку хозяйственной деятельности субъектов, которые решением суда удовлетворены в полном объеме.

Например, по обращениям филиала РГП «Енбек Астана» и учреждения  «ЕЦ-166/10» о сильном пылении (есть такой термин), столичные экологи проверили АО «Астана-Энергия» и установили, что золоотвал, расположенный в промзоне, стоит на балансе этого предприятия. Факт, как говорится, подтвердился.

На сегодня проверено 49 строительных организаций, выявлено 14 нарушений, для устранения которых выданы предписания и наложено 24 административных штрафов на общую сумму 1,3 млн. тенге.

Короче,  за экологические нарушения всего 6 исков в суде да штрафы всего на 13,5 млн. тенге. Сколько из них поступило в бюджет, одному богу известно. Как правило, «добрые» экологии приходят в организацию, вручают предписание, дают срок для устранения выявленных нарушений, потом снова проверяют исполнение предписаний и так может продолжаться бесконечно.

При этом, возможно, их уже «очень ждут» за заранее накрытым дастарханом, где представители проверяемого субъекта «доказывают», что нарушения устранены.

Экологи у нас как добрые отцы. Это две организации — ГУ «Управление природных ресурсов и регулирования природопользования г. Астаны» и столичный департамент экологии.

Их «отцовская забота» избирательна и почему-то не в пользу жителей города, страдающих от сильной запыленности. Так, в случае с золоотвалом, когда десятки тысяч тонн пыли в буквальном смысле накрывают город, да так, что порой дышать нечем, наши «добрые экологи» ограничиваются предписанием. А «Астана-Энергия» и в ус не дует. В лучшем случае перед повторным приходом «проверяющих» поливают дороги водой, а астанчане каждый день молят бога, чтобы он ниспослал дождь. Что же касается такого действенного метода воспитания, как штрафные санкции, то его суть давно выхолощена, и он не имеет никакого влияния. Если и оштрафуют, скажем, «Астана-Энергия», то на пару миллиончиков тенге, которые для него как комариный укус: ведь денежки-то из кармана налогоплательшиков. А жители столицы, как заполняли свои легкие опасной пылью, так и продолжают это делать.

За чистоту на столичных тротуарах, в парках и скверах отвечает организация ТОО «Астана тазарту». В середине апреля правобережье Астаны было похоже на большую помойку. А на «круглом столе» по соблюдению Орхусской  конвенции депутат маслихата Жумагулов, как говорится, грудью защищал эту организацию: не успели переоборудовать машины, ждем снега, обещанного синоптиками и т.д. Снега так и не увидели, машины переоборудовали только к майским праздникам, а мы дышали пылью. Видимо, необходимо создать группу мониторинга по каждой улице и спрашивать с ТОО «Астана тазарту» не столько по погоде, сколько по фактам. Чтобы городские «санитары» вылизывали не только левобережье, а заглядывали и в места массовых скоплений людей в старой части города.

«Шерстят» только слабых и нерасторопных

Полицейские работают по факту: бросил окурок — штраф или шесть суток ареста, бросил жевательную резинку – то же самое. Наказание жестокое, но справедливое. Иначе не воспитать культуру поведения у наших граждан.

Но с экологический точки зрения, брошенная на асфальт жвачка со временем темнеет, заполняет поры асфальта и на атмосферу никак не влияет. С сигаретой то же самое: разлагается и превращается в органическое удобрение. Чисто физического влияния на окружающую среду не оказывает – вред чисто эстетический. Как-то на улице Валиханова задержали одного пожилого человека, супруга нашей сотрудницы, который курил на ходу. Он кинул окурок в урну, но промахнулся. Шедший за ним полицейский остановил пенсионера. Мгновенно сообразив, в чем дело, пенсионер поднял окурок. Но страж общественного порядка был неумолим: наказание будет за факт. По звонку своей сотрудницы, я приехал в полицейский участок, а там все документы уже оформлены, и мне сказали что невозможно «включить обратку». Дело направили в административный суд. Справедливость «восторжествовала» — пролетевший мимо урны окурок сигареты обошелся пенсионеру в 5 МРП, который он выплатил из своей пенсии.

При этом начальник полицейского участка с чувством гордости сообщил, что за административный  штраф только по Алматинскому району Астаны за 2012 год собрали в бюджет 28 млн. тенге: поручение президента Назарбаева они  выполняют с лихвой. Если прибавить к этой сумме штрафы по другим районам столицы, то выходит, на жевательной резинке и окурках мы  зарабатываем больше, чем на загрязнении экологии промышленными предприятиями, вместе взятыми.

Столичный аким «гадит» на экологию

Когда в городе тает снег, все дороги города покрываются грязью. Показатель по пыли будет превышать до 10 ПДК. И этот период длится до летних дождей, если, конечно, они случаются. Причина банальна: половина улиц города не асфальтирована, и вся грязь оттуда устремляется на центральные улицы, которые с приходом акима Имангали Тасмагамбетова асфальтируются каждый год, тротуары обрамляются гранитом. На этот «столичный шик» в 2012 году израсходовано 40 млрд. тенге, в этом году в бюджет наверняка заложено и того больше. Хотя месяц назад президент пожурил столичного акима за то, что он асфальтирует только центральные улицы, а половина улиц города позаброшена-позабыта. Как правило, каждый год асфальтируются одни и те же улицы. И тут даже ежику понятно, почему к ним у городской власти такая любовь: на прошлогодних асфальте и бордюрах деньги делаются быстрее и больше. А что до пыли, так ведь отцы города пешком не ходят, да и пыль сама по себе для нас что близкий родственник – всегда при нас.

В американском экологическом законе за нарушения в шельфе моря штрафуют минимум  на 50 млн. долларов. Поэтому любой природопользователь в США, после таких законов трижды будет надевать «памперс» на свой танкер. А мы, как первоклассники, начинаем арифметически считать ущерб: районный  коэффициент, количество погибших рыб, моллюсков, водорослей – в сумме получается всего лишь несколько миллионов тенге. С такими законами любой компании дешевле заплатить штраф, чем трижды надеть «памперс».

Следовательно, борьбу за чистую экологию, в первую очередь, следовало бы вести не с окурками и жвачками, хотя в ее пользе никто не сомневается, а начать с ужесточения экологического законодательства.

Мусагали Дуамбеков, доктор технических наук, профессор, президент ОФ «Народный антикоррупционный комитет»

 

http://insiderman.kz

Министр Жумагулов, так ваши «преподы» домогаются хорошеньких студенток?

Так, кто кого «хотел» — Сатыбалды двух девочек или две девочки – Сатыбалды?!

Скандал в Евразийском университете имени Льва Гумилева в Астане, имевший сексуальный подтекст, привлек внимание общественности благодаря пресс-конференции в Астане. К сожалению, а может к радости, но широкого резонанса она не получила, однако задуматься там было над чем. Ибо произошел редкий случай, когда преподавателя ВУЗа выгнали с работы из-за обвинений в домогательстве к студенткам, а он взял, да и заявил, что это не он проявлял к ним плотскую страсть, а девушки – причем на пару, усердно и похотливо к нему приставали.

История доцента Камбара Сатыбалды и двух студенток, чьи имена по этическим соображениям изменены, заслуживает того, чтобы о ней объективно и беспристрастно поведать стране. Тем более, что проблема в высших учебных заведениях – злободневная, вот только конкретно в данной ситуации, любые оценки преждевременны. Ну или с тем лишь, правда существенным перевесом в пользу девушек, заключающимся в том, что вряд ли они сами – потехи ради, подняли бы шумиху в стенах ЕНУ, дойдя до ректора Ерлана Сыдыкова с обвинениями в сексуальных домогательствах со стороны почтенного «препода». Да и последующая скандальная отставка Сатыбалды по решению дисциплинарной комиссии и с «волчьим билетом», тоже никак не играет на руку Камбару и его версии случившегося. Тем не менее, углубимся в чтение…

Сатыбалды сексуально меня домогался!

Вот, что в частности, пишет студентка Евразийского университета Динара М. о «проказнике» Камбаре в одной из своих жалоб вышестоящему руководству «Евразийки»:

Я, студентка «группы» М. Динара, хочу заявить об инциденте, который произошел со мной 11 февраля 2013 года в 13.10 часов в аудитории 134б. После окончания занятий Сатыбалды Камбар Мырзахметович, который преподает нам, оставил меня наедине в аудитории, где произошел нижеследующий разговор. Он сказал, что я должна обмыть свою повышенную стипендию, а также сообщил, что он не употребляет алкоголь в данный момент, так как закодирован. Начал говорить, что у него сейчас стрессовое состояние и нужно ему снять стресс. Для этого надо расслабиться и отдохнуть. Естественно, я не совсем поняла смысл его намерений и, соответственно, спросила у него: «В чем дело?».

Вместо ответа он мне предложил взять с собой также подругу А. Гульжазиру, которая учится со мной в одной группе, и вместе втроем поехать в Боровое и отдохнуть. Я потеряла дар речи, и сказала, что меня родители никуда не отпустят, тем более с ночевкой. На что он мне ответил: «Скажи семье, что едешь с группой». После чего я сильно возмутилась, ответила отказом и попыталась выйти из аудитории. На что он, последовав за мной следом и закрывая ключом аудиторию, сказал: «Если тебя не пускают дома с ночевкой, то давай днем пойдем на квартиру». Мне было противно это слышать от преподавателя.

Я сразу сообщила о произошедшем инциденте подруге Гульжазире, она рассказала это своему другу и дала ему контактный номер Сатыбалды К.М., чтобы он поговорил с ним.

После разговора с другом Гульжазиры, на следующий день он пришел на занятие злым и всячески грубил всей группе. Во время занятия позвал меня отдельно и угрожал, что убьет того, кто ему звонил или посадит. И что я пожалею о том, что вообще этот инцидент рассказала кому-либо и начал отказываться от своих слов.

После этого используя свое положение, Сатыбалды необоснованно оценивал наши знания, каждый день наши оценки становились все хуже и хуже. Кроме этого не запускал нас двоих на занятия, даже если не опаздывали, и объяснял это тем, что у него на часах уже 5 минут. Угрожал тем, что отчислит меня любым способом с университета.

После его угроз, я сильно испугалась и все рассказала своему брату, который работает в финансовой полиции. Он был сильно возмущен, успокоил меня и сказал, чтобы я срочно известила руководство университета и сообщила о результатах ему. В случае бездействия руководства университета, брат намерен приехать и обратиться в министерство образования и науки РК.

А сегодня 22 февраля 2013 года на его занятиях мы писали коллоквиум, и в конце урока мы выразили свое недовольство нашими оценками, и перед всей группой он заявил, что видеть не хочет нас с Гульжазирой и сказал, чтобы мы не приходили на его занятия.

Прошу Вас защитить нас от оскорблений и домогательств преподавателя Сатыбалды Камбар Мырзахметовича и принять соответствующие меры.

«Плохие девочки» сами хотели затащить меня в постель!

А вот что, причем довольно красочно, расписывает сам убеленный сединами «препод» Сатыбалды. По его словам, именно «проказницы» Динара и Гульжазира сексуально его домогались, преследовали несчастного, верного семьянина и мужа, насылали своих парней с угрозами расправы, только, чтобы он снизошел до них и ставил хорошие отметки.

В своем заявлении на имя ректора ЕНУ им. Л.Н. Гумилева Ерлана Сыдыкова, «разжалованный» из ВУЗа по обвинению в сексуальной невоздержанности «почтенный Камбар» откровенно и красочно живописует свою версию студенческо-преподавательского конфликта. Правду говорит Мырзахметович или «свистит» — хрен, теперь разберешь!

Я работаю в должности доцента кафедры с 1 сентября 2011 года, отношусь к своим обязанностям добросовестно, занятия провожу на должном методическом уровне, занимаюсь научной деятельностью, не нарушаю трудовую дисциплину, активно принимаю участие в общественной жизни университета, чему свидетельствует мое участие во всех мероприятиях, проводимых в рамках университета (н-р, спартакиады, научно-практические конференции и др.). За время своей трудовой деятельности не имел претензий со стороны заведующего кафедрой, конфликтные ситуации со студентами не имели место.

Я всегда стремился и стремлюсь к тому, чтобы студенты получили хорошие знания и смогли стать востребованными специалистами на рынке труда, для чего даже на кафедре открыл клуб профессионалов.

В «группе» я преподаю с 3-го курса, они раньше стабильно ходили на занятия, не было проблем с успеваемостью, однако в последнем (8-ой семестр) семестре на первой неделе обучения из 21 студентов занятия посещали  только 8 студентов, такая же картина наблюдалась в других группах и у всех преподавателей.  В связи с этим,  вопрос по посещаемости студентов по специальности «Стандартизация, метрология и сертификация» не раз поднимался на заседании кафедры. Нововведение в виде электронного журнала успеваемости и посещаемости студентов (система Платонус) обязывает вводить каждую неделю итоги текущего контроля, поэтому посещаемость сильно влияет на выведение итоговой оценки. Соответственно это застало студентов врасплох, ведь раньше акцент ставился только на первый рейтинг (7 неделя), к которому  можно было не спеша подготовиться даже если студент плохо посещал занятия, но при этом мог самостоятельно подготовиться и получить высокие баллы. Ситуация усугубилось еще и тем, что семестр-то был сокращен и вместо привычных 15 недель отведено 8 недель, т.е. из-за пропущенных недель, суммарный балл рейтинга сильно будет снижен.

В связи с вышеизложенным во время поточной лекции 6 февраля текущего года я сделал объявление и пояснения о системе Платонуса, а также о необходимости каждую неделю сдавать задания по учебной программе всем студентам «группы», и при этом сделал замечание студентам, которые часто пропускали занятия по неуважительной причине и предупредил, что их пропуски сильно будут отражаться на рейтинговых баллах и что текущий контроль первой недели уже снижен из-за пропусков (в числе пропустивших были Динара М. и Гульжазира А.).

Через день когда я шел на занятие в коридоре меня остановила студентка «группы»  Динара М.  и поинтересовалась о том, как можно исправить положение с рейтингом, так как текущий контроль за первую неделю был низким, а также предложила мне обсудить ситуацию в другой обстановке в кафе или другом месте, соответственно на это предложение я отказался. Однако преследования Динары на этом не завершились: следующий раз также в коридоре она предложила мне свою подругу вместо себя, потому что якобы она симпатичнее и красивее, я соответственно отругал ее и попросил ее больше не затевать такую тему. 11 февраля 2013г. (понедельник) в соответствии с утвержденным расписанием занятий «группы», студенты обучаются с 10.00ч. до 13.00ч. и снова во время большого перерыва между 11.50ч. — 12.10ч. Динара в коридоре попыталась поговорить со мной, но я торопясь на занятие ответил ей отказом. Во время занятия продумав всю ситуацию я решил поставить на ее преследованиях точку и предложил ей остаться после занятия. Разговор с ней продолжался всего 5 минут, так как я торопился забрать сына со школы 13.30ч. Разговор начался опять таки с ее предложений пойти хотя бы на полчаса в кафе или поехать в Боровое вместе с подругой (Гульжазирой). Я объяснил ей, что я не пью и закодирован, что в настоящее время в семье проблемы с болезнью моей супруги и новорожденного ребенка, и нахожусь в стрессовом состоянии, поэтому могу выйти из себя и нагрубить ей,  если она не перестанет меня преследовать. На этом разговор был закончен и я попросил ее выйти с аудитории «134В», сказав ей,  что в 13.10ч. здесь могут быть другие занятия и необходимо сдать ключи на кафедру. Выйдя с аудитории и закрыв за собой дверь, я попросил Динару отнести ключи на кафедру, если она располагает временем, так как я очень торопился за сыном. На это она с улыбкой взяла ключи и пообещала отнести и сдать, а я ушел за сыном.

На месте Сатыбалды должен был быть Стросс-Кан
На месте Сатыбалды должен был быть Стросс-Кан

Гульжазира включила «жесткач»

В тот же день, я привез домой сына в 14.00ч. и тут мне позвонили на сотовый телефон, номер был незнаком мне. Я машинально ответил, с другого конца телефона разговаривал молодой человек на ломанном казахском и русском языках: не объяснив ситуацию он резко начал меня обзывать нецензурными словами, не давая мне ничего сказать, что я якобы домогался к студенткам, и если это не прекратится, то он со мной расправится. Я отключил разговор, но звонки не переставали идти. В 14.20 часа с телефона по номеру +7777…, который все время звонил, пришло СМС-сообщение с текстом «Либо прекращай так со студентками общаться либо это дойдет до уголовного дела» (данные СМС- сообщения имеются). После этого мне стало не по себе. Однако, на этом разговор с неизвестными молодыми людьми не закончился, через некоторое время последовал звонок с другого номера телефона, я снова поднял трубку, так как не знал кто звонит, опять послышались угрозы и непристойные выражения, однако голос был другого молодого человека. Я постарался объяснить этому человеку, что может он ошибся, но он утверждал мне, называя мою фамилию и имя, не давая мне вставить слова. Я снова отключил разговор, но звонки не прекращались, я просто на них уже не отвечал. Поразмыслив с кем у меня могут быть какие-либо разговоры я тут же вспомнил преследования Динары. Я нашел ее телефон на кафедре и позвонил ей, чтобы хоть через нее успокоить этих молодых людей, однако она не взяла трубку и отключила. Ну я решил на следующий день с ней об этом поговорить. Однако, после моего звонка Динаре угрозы усилились, звонки просто теребили мой телефон с разных номеров и 18.52ч. снова пришло СМС-сообщение с текстом «Еще раз услышу про такое, плохо будет тебе». Меня это вывело из равновесия, я ждал снова звонка, звонок последовал, я не смог даже вставить слово и с ним поговорить, так как молодой человек в состоянии опъянения (так мне показалось по его разговору) все время пугал меня, выражался нецензурными словами и все время грозил, что завтра с 17.00ч. до 19.00ч. поймает меня и убьет. Далее звонки продолжались и были с различных телефонов с различными угрозами до наступления темноты, я уже времени не помню.

Я пришел поздно вечером домой весь не в себе, соответственно супруга спросила меня в чем дело, я ей не сказал ничего, так как боялся, что она еще не поправившись от недавней болезни может снова на нервной почве заболеть. Все эти звонки, СМС-сообщения с угрозами моей жизни и членов моей семьи  не давали мне спокойного сна.

С утра 8.00 часов я пришел на занятия «группы» не выспавшимся, встревоженным и провел лабораторные занятия все время думая об угрозах. С 10.00ч. утра пришла указанная «группа», я провел занятия и на перемене в 10.50ч. в коридоре меня снова остановила Динара с предложениями поговорить. Так как я был не в себе, сильно встревоженным, я начал на высоком тоне кричать на нее и спрашивать ее о каких домогательствах может быть речь, а также пригрозил «машинально», что я ее могу отчислить, если она не попросит у меня извинений и не приведет ко мне этих молодых людей. Разговор был коротким, больше я с ней не разговаривал и к этой теме не возвращался. Далее ее подруга Гульжазира на большой перемене в 11.50ч. в коридоре остановив меня попросила уделить ей время. Я также ей пояснил, если бы не звонки я не разозлился бы. Разговор с ней тоже был коротким. После этого все время они преследовали меня, поджидали в коридоре и все время хотели что-то мне сказать, но я все время не подпускал их и не хотел с ними разговаривать.

Бакытжан задумался, а почему за ним не бегают сразу две девицы
Бакытжан задумался, а почему за ним не бегают сразу две девицы

На завтра (13 февраля 2013г) я проводил занятия как обычно, однако все время находился в испуганном (в шоковом) состоянии, так как от таких девушек я не ожидал подобного, и что от них можно ожидать все что угодно. В полицию о данном инциденте я не сообщил, так как я побоялся за свою жизнь и жизнь моей семьи, а также боялся что эти молодые люди звонившие мне могут повредить моему имуществу (машине, квартире и др.), так как я их не знал и мне угрожал не один человек. Я до сих пор нахожусь в страхе, что эти молодые люди смогут что-то сделать, ведь угрозы были настолько убедительными.

«Агай, вы доиграетесь!»

20 февраля 2013 года на лекционных занятиях я предварительно сообщил студентам «группы» о проведении колоквиума в пятницу 22 февраля 2013г. и что будет выставляться первая рейтинговая оценка и закрываться четвертая неделя текущего контроля. Пожелал всем подготовиться.

22 февраля 2013г. на первом занятии в 8.00ч. после переклички, я раздал всем студентам вопросы по коллоквиуму. По мере сдачи студентами ответов, я проставлял им оценки. Все оценки были предварительными и оглашены всем, а также всем было пояснено, что они могут повысить свои баллы до среды следующей недели (т.е 27 февраля) дополнив ответы на эти же вопросы. Однако Гульжазира, встав без разрешения с места, подойдя ко мне, грубо попросила меня пояснить, почему у нее низкий балл (72%), соответственно я ей ответил, что она просто переписала, а надо было пояснить своими словами. На мой ответ прозвучала угрожающая фраза «Агай, вы доиграетесь!». Что она имела ввиду, я до сих пор не могу понять и резко без моего разрешения Гульжазира вышла во время занятия за дверь. За ней последовала Динара (хотя ее рейтинг был 88%), я вслед за ней спросил пояснения, однако она хмыкнула что-то невнятное и тоже покинула аудиторию 134А.  Я после занятий сообщил об этом заведующей кафедре. Заведующая кафедрой пообещала поговорить с данными студентами…

После занятий мне сообщили по телефону, что в 16.00 вызывает руководитель аппарата Д. Айтмагамбетов. Я опоздал по уважительной причине на 20 минут. Секретарь ответила, что он с деканом транспортно-энергетического факультета Т. Сулейменовым только что вышел. Я подождал Д. Айтмагамбетова. Когда мы вошли в его кабинет, он резко без всяких пояснений начал обвинять меня в домогательстве и неэтичном поведении, перед ним лежали мои дела, он все время угрожал мне и пальцем указывал на папку с моими делами, в конце концов он достал с папки готовый приказ о моем увольнении и начал склонять меня к увольнению по собственному желанию. При этом угрожая мне, что ректор все знает и он лично сказал, что таких преподавателей в его университете не должно быть. На мои аргументы он даже не откликнулся и не выслушал. Я отказался его слушать, и написал объяснительную по поводу заявления, написанного девушками против меня. Однако он не переставал мне угрожать, также он пояснил мне, что бороться против данного факта бесполезно и бессмысленно, что уже решено и будет рассматриваться на заседании дисциплинарной комиссии, что данная комиссия примет его решение, а не мое и лучше склонить голову, принять это и уйти с университета. Я ничего не сказав вежливо попросился уйти и вышел.

В среду 27 февраля 2013г. проведя утром занятия я должен был внести в систему Платонус оценки текущего  контроля за 4 неделю и оценки первого рейтинга, однако доступ к электронному журналу был закрыт с надписью «Запрещено, не заполнять». Весь электронный журнал со всеми предыдущими оценками текущего контроля исчез. В этот же день 27 февраля 2013г. после обеда на кафедру спустили служебную записку (№245 от 27.02.13г) от руководителя аппарата Д. Айтмагамбетова по поводу отстранения меня от ведения учебных занятий в группах.

Ерлан Сыдыков не потерпит у себя «аморалки»
Ерлан Сыдыков не потерпит у себя «аморалки»

Полицейский назвал меня «старым кобелем»

В четверг 28 февраля 2013г. в обеденное время 13.00ч. я уже собирался за сыном, на кафедру вошел капитан полиции и не представился, затем грубо спросил, кто такой Сатыбалды, соответственно я встал и подошел к нему. Он грубо сказал мне чтобы я следовал за ним. Я объяснил ему ситуацию, что мне необходимо сначала забрать сына, так как я живу далеко и его некому забирать. На это капитан дал мне час времени и свой номер телефона и назвал свое имя Бауржан и предупредил чтобы я никуда не сбежал. Я пообещал что часа мне не хватит и я позвоню ему как только доставлю домой сына. Я ему позвонил после 14.30 и он назначил мне сперва место куда бы я подъехал: «Полицейский участок района Алматы». Через несколько минут он изменил место встречи и указал «полицейский участок №2» в районе улицы Янушкевича.  Такие изменения привели меня в замешательство, я позвонил своему адвокату. Адвокат сказал мне, чтобы я никаких пояснений и объяснений не давал в его отсутствие.

Я прибыл в полицейский участок в 15.00 часов. Через минут 10 капитан открыл дверь в участок и потребовал чтобы я шел за ним. Капитан спросил меня, знаю ли я по какому поводу он вызвал меня, я соответственно ответил что не знаю. Он засмеялся и указал мне на стул, чтобы я присел, сам же зашел к старшему участковому и там несколько минут стоял разговаривая с коллегой. Вдруг старший участковый задал вопрос, кто тот человек, которого он привез, на что капитан произнес «Да этот по износу, блин такие преподаватели стали, с сединой, а все хотят молоденьких трахнуть, двух студенток хотел изнасиловать!». Я возмутился его словам, однако он и его коллега начали грубо издеваться надо мной, все время угрожая  статьей 121 УК РК и что последствия очень уж плохие для меня, что у меня нет выхода. Я не мог им что-либо сказать, они все время пугали меня, и потом попросили меня, чтобы я извинился перед студентами и написал заявление об уходе с работы, при этом грозил мне, что еще родители этих девушек об этом не знают, что заявление еще не зарегистрировано, что ему сказал руководитель аппарата Д. Айтмагамбетов дело дальше не пойдет, если я подпишусь. Я, выслушав их угрозы, сказал, что они будут иметь дело с моим адвокатом, только после этого они замолкли и взяли с меня расписку и отпустили.

Меня удивляет тот факт, что все решили, что студенты говорят правду, а преподаватель однозначно виновен. Но, к сожалению ни куратор группы, ни декан факультета, ни руководитель аппарата не посчитали нужным хотя бы выслушать меня, спросить домогался ли я на самом деле, как будто они имеют право судить обо мне, только на основе заявления от студентов, считая что студенты говорят только правду, а преподаватель непременно является аморальным человеком. Неужели в нашем университете допускают мысль о том, что преподаватель способен на гнусные поступки? Все хотят и настроены доказать, что преподаватель в любом случае не прав, что его мнение ни для кого и ничего не значит, что преподавателям нет никакого доверия со стороны руководства университета.

P.S. Тем не менее, из Евразийского госуниверситета «отчислили» Камбара Сатыбалды, а не тех студенток, которых он в свою очередь обвинял в сексуальном преследовании, потенциальной нимфомании и систематических «прогулах» занятий, которые, видите ли, подтолкнули строптивых студенток на скользкую дорожку соблазнения, а потом и шантажа уважаемого преподавателя. Решение ректора «Евразийки» Ерлана Сыдыкова – кстати, получившего это место в знак благодарности за инициативу общенационального референдума по продлению срока правления президента Назарбаева до 2020 года, когда он был еще ректором Семипалатинского госуниверситета имени Шакарима – было твердым и непререкаемым: мол, такие преподаватели в альма-матер номер один работать не должны! Кто знает, может быть, он и прав, раз встал на сторону заведомо более слабой стороны и устроил спрос с преподавательского состава. Теперь его будет очень трудно опровергнуть, как и некоторым участникам этой истории «отмыться» от клейма, которое они, возможно, сами на себя навлекли.

«I»

 

http://insiderman.kz/

Ким и Огай добивают Жезказган, превращая его в «зону, свободную от жизни»

Самый богатый человек Казахстана — Владимир КимГород обречен на вымирание, население исчезает на глазах, но сверхприбыли исправно текут в карманы хозяев «Казахмыса»

Недавно, я отправился в Жезказган и из практики прошлого года, полагал, что в этом городе состоится полноценный митинг, с сотнями людей. Даже сидя  в аэропорту еще раз переспрашивал, звонил общественному деятелю Ермеку Нарымбаеву, интересовался: «будет митинг или нет». Он сказал что » будет» и я вылетел в Жезказган.

Обещать, не значит «жениться»

После приезда и разговора с бывшим профсоюзным лидером Сауле Сейдахметовой и экс-председателем совета ветеранов Мырқы Акпамбетовым пришли к выводу, что «в открытую» рабочие против корпорации «Казахмыс» вряд ли пойдут. Сауле Сейдахметова в прошлом году организовывала сидячую забастовку с целью добиться повышения заработной платы работникам корпорации в два раза.  Оставался лишь общественный деятель, редактор «Молодежной газеты» Берик Жагипаров, который не выходил на контакт до условного митинга, отправив сообщение «что боится преждевременных провокаций».

За два часа до возможной акции протеста мы решили переговорить с акимом города во избежание этих самых провокаций, а то и арестов участников как всегда неразрешенного митинга. Нас заверили, что никто со стороны власти бесчинствовать не будет, дали гарантии, обнадежили. Но как, оказалось, опять нагло обманули. В результате, Берика Жагипарова «скрутили» и увезли в полицию. Не говоря уже о том, что тираж его газеты незадолго до этого инцидента был полностью арестован.

Впрочем, уже потом, для меня открылась истина, почему жезказганский аким поступил подобным образом. В городе ходят упорные разговоры: «Акимы меняются, а Огай остается», «предпоследнего акима сняли за один день – якобы, Огай поставил ультиматум перед членами правительства», «нового поставил Огай, потому что он  еще недавно возглавлял службу безопасности «Казахмыса».

Берик ЖагипаровВывод напрашивался сам собой: ситуация в Жезказгане напряженная, существующие шахты загроблены, новые только в проекте, сокращения рабочих не миновать. Как местные власти собираются справляться с патовым положением, в которое окунулся регион – под жирным знаком вопроса. К тому же, это напряжение может накалиться через пару месяцев, когда пойдут реальные увольнения. Как говорят у казахов: «Ауыруын жасырғанды, өлім әшкерелейді».

Загнивание почти уже необратимо

По такому невеселому поводу мне удалось откровенно поговорить с бывшим председателем совета ветеранов Мырқы Акпамбетовым:

-         Аксакал, что вы можете сказать о коррупции в Жезказгане?

-         У нас есть учреждение ТОО «Жезказган Энергосбыт». Они собирают деньги с населения за потребление электроэнергии, другой работы у них нет, остальную работу делает другое учреждение – Горсеть. Несколько общественных организаций объединялись и выходили против этого ТОО. Когда наша общественная организация стала проверять, то оказалось что учредители указанного ТОО – руководители корпорации. Поэтому мы и виним корпорацию. Организовала, привезла в наш город и внедрила это учреждение именно корпорация «Казахмыс».

-         Получается что городской аким и аким области слушают только руководителей «Казахмыса».

-         Да, областной аким, городской аким и их заместители не могут вернуть учреждения, которое было предоставлено в доверительное управление. Мы хотим чтобы ТОО «Жезқазған энергосбыт» было возвращено корпорцией «Казахмыс», оно должно быть в собственности городских коммунальных служб.

-         Значит Вас вынудил уйти с руководящего места в совете ветеранов председатель правления ТОО «Корпорация «Казахмыс» Эдуард Огай? В вашем городе есть слоган: «В Жезказгане будет так, как скажет Огай»

-         В свое время наши ветераны выступали против Огая, из-за чего он обиделся на нашего прежнего акима Берика Абдыгалиева. По этой причине Абдыгалиев и ушел. Мы даже думаем, что именно Огай подчинил и город и нас этой корпорации. Да и весь народ тоже.

-         Пусть мы станем рабами одного повелителя, не так ли?

-         Если посмотреть, то корпорация ссылается на акима, а аким на нее

-         Еще вопрос. Сегодня усиленно говорят о том, что «Казахмыс» собирается сократить 12000 четовек. На это городская администрация отвечает: «нет, мы не сокращаем этих людей, мы переводим их на другую работу», но в итоге получается, что эти 12 тыс. Человек все равно будут уволены. В сложившейся ситуации какое будущее ждет Жезказган и его регионы?

-         Бывшый аким Карагандинской области Абельгазы Кусаинов выступая по телевизору, говорил сколько людей будет сокращено. Мол, не бойтесь, никто не останется без работы. А народ думает куда ему идти, потому что другой работы нет, нет других организаций. Это все пустые слова, обман.

В настоящее время, заводы которые относятся к нашему региону, переведены в Караганду. В чем заключается основная причина такого поступка?

Наша общественная организация спрашивала у властей, зачем построили кремневый завод в Караганде? Ведь источник сырья недалеко от города Сатпаев. Они как бы перешагнули через Жезказган и таскают сырье в Караганду. А это 500-600 километров (!).

Почему не построили в Сатпаеве или в Жезказгане? Но ответа нет.  В Жезказгане на перерабатывающем заводе, где я и сам работаю, есть цех «катынка». Я сам начинал рабочим в этом цехе. Рядом с ним должны были построить кабельный завод. В свое время были назначены директор и руководство. Но все пошло прахом, когда у Жезказгана забрали предприятие.

Эдуард ОгайК тому же, руководящий состав завода по переработке меди взяли и подчинили Балхашскому аналогу как резервный комплекс. Теперь наши руководители заглядывают в рот Балхашским работодателям. А ведь когда-то наш комбинат поставил на ноги Балхаш. Есть и литейный механический завод. Он выпускал продукцию в союзных масштабах. Его подчинили Карагандинскому механическому заводу. Это все народу не понятно, мы думаем, что у Жезказгана нет будущего. Количество приезжающих людей в два-три раза меньше уезжающих: если уезжает 1500 человек, то приезжает всего 500. Город и регион вымирает в прямом смысле слова.

Картина удручающая, уж лучше застрелиться…

В свою очередь, по словам моего следующего собеседника Муратбека Сыздыкова, работающего на жезказганской обогатительной фабрике, условия труда – хуже некуда: цех холодный, запыленность высокая, кому-то разрешают носить резиновые сапоги, кому-то не положено; ботинки выдаются на год , так же как и спецодежда: комбинезон, полукомбинезон и т.д. За текущий год, люди на свои деньги покупают дополнительное спецобмундирование. Но все равно, обуви хватает только на три месяца. По причине страшной сырости у людей открываются хронические заболевания.

жезказган

Бывший профсоюзный лидер Сауле Сейдахметова придерживается того же мнения. Как она заявляет на фабрике условия труда страшные. Летом жарко и в раскаленном воздухе заставляют работать в плотной суконной спецовке. И приказывают людям ходить в таких «костюмах», запрещая пользоваться более легкой одеждой.

- Получается человек работает, «кидает завал» (и так то жарко), но никто не задумывается, что это может угробить сердце. Тогда как зимой в лютую стужу обильное потовыделение приводит к пневмонии. Если, к примеру, разобрать несчастный случай, который произошел в главном корпусе обогатительной фабрики, даже читая эту телефонограмму можно представить какая температура внутри цеха. Если замерзают трубы по которым бежит вода, а человек вырезает трубу, повреждает себе глаза и напрчь лишается зрения. У нас там в цеху айсберги растут.

Профессиональными заболеваниями на фабрике считается и силикоз легких. Людям выдаются фуфайки, но если сильно двигаться в них, то невозможно работать. Поэтому они вынуждены их скидывать. К тому же у нас есть еще и бункера. Их необходимо чистить, иногда приходится заливать напором воды. Естественно, что человек мокнет, так как вода брызжет из шланга. И в этой мокрой спецовке он ходит и замерзает, покрывается льдом. Представьте себе в таком холоде люди ходят в резиновыз сапогах. Это пиелонефрит, автоматически.

Оборудование на фабрике устаревшее, лента ходит туда сюда. Рабочие «кидают завал», они же не могут 8 часов подряд беспрерыно орудовать, они садятся отдыхать. Но как только они «остывают», то это уже остеохондроз. Завалов бывает очень много – вот вам и сколеоз. Остеохондроз иногда влияет на зрение на слух. Еще бронхит, раз люди дышат грязным холодным воздухом. Однако эти болезни никто не относит к профессиональным. Подхватив их человек все равно не может получить деньги по инвалидности. Он приходит на работу здоровый, проходит медосмотр и никто не признает, что он эти болезни заработал на фабрике.

forbes

Получается  работник корпорации 5 лет поработал на фабрике, получил эти недуги, а дальше он уже не может пройти медосмотр снова, чтобы и впредь полноценно работать. Такая ужасающая ситуация.

P.SТем не менее, первоначальные требования митингующих все же прозвучали:

- Открыть новые рудники

- Не сокращать рабочие места

- Прекратить давление на «Молодежную газету»

- Восстановить в должности Сауле Сейдахметову, профсоюзного лидера

- Восстановить в должности Мыркы Акпанбетова, председателя совета ветеранов  Жезказгана.

Во время митинга рабочие растянули плакаты с надписями: «Огай кет», «Хватит доить Казахстан».

Мусагали Дуамбеков, доктор техических наук, президент ОФ «Народный антикоррупционный комитет»

http://insiderman.kz

«Любитель фазанов» явил миру свое истинное лицо

После того, как прокурор затребовал обвиняемому в изнасиловании Суюндикову 8 лет колонии, его отец-чиновник расплакался и сказал, что во всем виноваты журналисты…

В момент колоссального резонанса в стране, связанного с массовым расстрелом полицейских и комитетчиков в Таразе «терминатором» Кариевым, взяли и сняли начальника следственной группы, в считанные дни, отправив его на пенсию. Невзирая ни на какие заслуги и опыт, а только лишь дрожа за собственные «сидения»: как бы он не использовал свое положение и связи для восстановления справедливости в отношении дочери.

Отца девушки преследовали даже после увольнения под давлением

Причем она предупреждала своих мучителей о том, что ее отец работает в Генпрокуратуре, на что ей только рассмеялись в лицо, ответив, что их «крыша» в Генеральной прокуратуре гораздо сильнее! Так оно, и выходит, и получилось: ведь отца изнасилованной девушки «убрали» свои же коллеги из генеральной прокуратуры  РК, причем сделали это максимально по-свински. И после увольнения  позвонили на место последующей работы в органах  и попросили оттуда уволить, оставив без средств к существованию.

Согласно следствию первый обвиняемый бандит-рецидивист Мурат Тусупов заталкивал ее в такси, после чего ее повезли  к дому № 27/1 по улице Жубанова и там затащили в квартиру, где насиловали свою жертву всю ночь до утра самыми извращенными способами, при этом избивали и всячески издевались. Все крики о помощи соседи не могли услышать, так как второй обвиняемый в изнасиловании «папинькин сынок», а именно сын генерального директора РГП «Жасыл Аймак» Комитета лестного и охотничьего хозяйства МООС Жуматая Суюндикова Мурат Суюндиков предусмотрительно прибавлял звук телевизора, чтобы заглушить мольбы о пощаде. Только под утро, около 5 часов, исходя из материалов следствия, когда «садисты-извращенцы» насытились своим грязным делом и порядком утомились, девушка сумела запереться в ванной комнате и вызвать полицию по мобильному телефону. Но настоящие  испытания для девушки только начинались.

Экспертизой заведовал Усипханов

Интересный факт просматривается с результатами анализов, которые якобы не подтвердили сперму обоих обвиняемых и подсудимых: эксперт Е.А. Вальняга при осмотре девушки сама, подтвердив наличие телесных повреждений,  затем в заключении заявила о полном отсутствии указанного факта, то есть развернулась на 180 градусов и не отвечала на поставленные следователем вопросы. Впоследствии, этот эксперт поспешно увольняется, меняет фамилию и исчезает из поля зрения правоохранительных органов, и ни разу не появляется на судебном процессе. Второго эксперта Полякову не раз отстраняли от дела. Ее руководителя  Роллана Усипханова из столичного центра судебной медицины арестовали за неоднократное получение взяток. Конечно же, при такой экспертной группе можно написать, что угодно  и даже не может идти и речи «об облике морали».

Теперь о подсудимых:

Первый из них – Мурат Суюндиков, уроженец Коргальжинского района Акмолинской области. Этот самый «золотой мальчик», директор фирмы, получающий зарплату всего 120 000 тыс. тенге, возможно, если очень сэкономить, может позволить себе пару раз сходить в столичный караоке-бар «Кореан-хаус» по проспекту Туран (откуда, согласно следствию и произошло похищение несчастной девушки). Согласно полученной нами справке из комитета по правовой статистике и специальным учетам Генеральной прокуратуры Мурат Суюндиков уже привлекался в 2009 году за «хулиганство», опять-таки в группе лиц. Уголовное дело было возбуждено, но затем прекращено. Органами финансовой полиции, в частности ДБЭКП Астаны расследовалось уголовное дело в отношении сотрудников акимата района Сары-Арка за продажу земельных участков с целью незаконного обогащения. И там, дескать, фигурантом проходил «сынок» Суюндиков, однако и там дело в отношении него якобы было истребовано Генеральной прокуратурой, после чего закрыто.

Редкие кадры с папашей ЖуматаемВторой, «друг семьи» это Мурат Тусупов, уроженец Карагандинской области, имеющий три судимости. Первая – грабеж в группе лиц, за который он был приговорен к 4 годам лишения свободы. Вторая – это разбой с целью хищения имущества в крупном размере и вымогательство, совершенное группой лиц. За второй эпизод в общей сложности Тусупов получил14 лет колонии строгого режима, но затем по амнистии ему смягчили срок ровно наполовину, после чего он вышел условно-досрочно. После он попался еще раз – теперь на хранении, перевозке и сбыте огнестрельного оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ. За что получил 3,5 года заключения. И вот теперь он предстал перед судом за групповое изнасилование.

Подъехал на «Лексусе» и заснул на полу

Теперь об «очень профессиональных и дорогих защитников», нанятых сидящим на бюджетном клондайке зеленого аймака Жуматаем Суюндиковым защищать одного его сына Мурата  Суюндикова и «мочить» другого Мурата Тусупова. Даже  адвокаты, не гнушаясь позицией простачков, все время сами задают себе вопрос: как же «золотой мальчик» связался с матерым, «особо опасным рецидивистом»?! Мальчик видимо не знал, с кем в песочнице играл, и, возможно, не по своей вине приехал в чужую квартиру, где был «особо опасный рецидивист» и спал «со своей  девушкой» на диване (так!). «Золотому мальчику», который приехал на своем «Лексусе-570», видите ли, негде было спать в городе Астане. Он лег прямо там, в однокомнатной квартире на пол, уступив кровать рецидивисту. И на полу ему якобы не было видно ночное «эротическое шоу». Суюндиков  был слеп и глух, проснулся только утром, когда приятель-бандит засобирался  уходить.

Возникает еще один резонный вопрос: как долго «золотой мальчик» дружит  с  «особо опасным рецидивистом»?! В принципе это установить не сложно. А как же ему удавалось все время выходить на досрочное освобождение, за какие это заслуги или за какие деньги?

С какого, простите, «бодуна» появилась на процессе  Жансугурова Лейла Болатовна – генеральный директор республиканского государственного предприятия «Институт общей генетики и цитологии» Министерства образования и науки Республики Казахстан. Жансугурова Л.Б., приглашенная не судом, а адвокатами стороны защиты, пыталась опровергнуть выводы заключения молекулярно-генетического исследования экспертов, которые несут уголовную ответственность за дачу заведомо ложного заключения.

Кто ее уполномочивал на выступление в качестве специалиста в суде на стороне подсудимых, обвиняемых в групповом изнасиловании, ведь с ее же слов она приехала в Астану из Алматы только в связи с командировкой в Министерство образования и науки?

Может быть, ей заплатили очень большие деньги? Иначе как можно так подставлять свою репутацию, ведь, в конце  концов, она наверняка мать, которая растит такую же дочь.

Сторона защиты обвиняет девушку, чуть ли не в коварстве против бедняг-подсудимых. Как говорится «хорошая защита – это нападение». Упрекают, видите ли, ее в том, что они бедолаги очень долго ждали, когда она напишет выгодное для них «отказное» заявление. Причем эти шестеро (вот это да!) «очень профессиональных и очень  дорогих защитников» прекрасно понимают, что примирение по этой статье невозможно, когда показания были озвучены и задокументированы следователем. Иначе следовало бы идти на подлог и менять все показания, убирать молекулярно-генетическую экспертизу, но это было бы уже слишком.

Горемычные слезы Жуматая

Итак, представитель прокуратуры попросил суд «впаять» каждому из подсудимых, обвиняемых в групповом изнасиловании беззащитной девушки по 8 лет лишения свободы. И тут (прямо момент истины!) на прениях появляется отец разъезжающего на «Лексусе-570» подсудимого, гендиректор РГП «Жасыл Аймак» Жуматай Суюндиков.

Во-первых, опоздал. Во-вторых, решив окончательно «легализоваться» и явить миру свое подлинное лицо, он со слезами на глазах (в прямом смысле слова) принялся упрашивать суд отпустить его сына, оправдать и «не закрывать». Но что самое возмутительное, он не погнушался «обвинить» лично редактора интернет-проекта «insiderman» Валерия Сурганова и припомнить редактору медиасайта «guljan.org» Гульжан Ергалиевой то, что это они своей активной деятельностью и гражданской позицией способствовали доведению этого, как он считал, уже закрытого дело до суда и без пяти минут логического завершения. Получилась великолепная реклама эффективности этих двух журналистов, благодаря которым по признанию самого Жуматая Суюндикова его ненаглядный сынок, обвиняемый в тягчайшем преступлении на пару с матерым преступником все никак не может освободиться от этого «тяжкого груза». Мол, если бы не журналисты, прокуратура бы не испугалась и не встала бы так откровенно на сторону потерпевшей девушки. Ну, до чего изумительная позиция! Еще он приправлял ее такими словами, как «провокация» и «раздули шумиху».

Даже на этих кадрах Жуматай старается не попадать в объектив

Даже на этих кадрах Жуматай старается не попадать в объектив

Возможно, Суюндиков-старший хотел таким образом «порисоваться» перед новым министром охраны окружающей среды Нурланом Каппаровым. Показать, под чье крыло около месяца назад перешла его организация, какой он «крутой». Между прочим, РГП «Жасыл Аймак» — злополучная организация: предыдущего гендиректора Сансызбая Шалина и его водителя Евгения Рябкова  «заказали» и казнили. И до сих пор не нашли убийц и «заказчиков». Через эту организацию проходят огромные потоки денежных средств, за сезон они привлекают более 1500 сезонных рабочих. Возможно, и поэтому Суюндиков отец решил своим «авторитетом»  воздействовать на суд.

Тем не менее, я надеюсь, что суд примет справедливое решение, особенно в свете совещания в правоохранительных органах при участии президента Н. А. Назарбаева, где Генеральный прокурор обвинил судей в том, что они отпускают на волю особо опасных рецидивистов и их подельников от наказания.

 

Мусагали Дуамбеков, доктор технических наук, профессор
Президент ОФ «Народный антикоррупционный комитет»

 

http://insiderman.kz/

«Ментовский» беспредел шагает по стране

Мать невинно осужденного залезла на вышку в Астане и просидела там два дня

Пару лет назад в Кокшетау к девяти годам лишения свободы с конфискацией всего нажитого имущества приговорили молодого парня Азамата Аязбекова.  А началось все с того, что Азамата задержали во дворе его дома неизвестные в гражданской одежде, которые подбежав к нему скрутили руки и потащив в подъезд, потребовали от него, чтобы Азамат выступил в суде в качестве «тайного агента» по делу о вымогательстве.

Увидели на улице и захотели поиграть в «сексота»

В результате, получив отказ на свои явно незаконные требования, эти лица принялись угрожать парню, после чего в  присутствии свидетелей его повалили в снег, начали бить по лицу и голове, пинать ногами в живот (на что имеется заключение судмедэкспертизы). Не выдержав подобного издевательства,  Азамат тут же на улице попытался покончить  жизнь самоубийством, вскрыв себе вены на обеих руках. На место происшествия приехала «скорая», ему  оказали медпомощь, затем прибыла  следственно-оперативная группа.

Как позже выяснилось, «неизвестные в гражданке» оказались сотрудниками полиции, более того их было  не двое, а несколько человек, тогда как остальные прятались за гаражами и наблюдали за происходящим. Мало того, что они были в обычной одежде, так никто из них не представлялся. Чему свидетельством их показания: никто из них даже не помнил, кто предъявлял служебное удостоверение. И предъявлял ли?

Так задержали Азамата Аязбекова – под предлогом оказания сопротивления сотрудникам правоохранительных органов. С этого момента он был лишен возможности свидания с адвокатом, а следователь необоснованно отклонял  ходатайства защиты его матери. Нежданно-негаданно, всплыло  постановление, из которого следовало, что Азамат  подозревается в совершении ряда тяжких преступлений (но каких!), в связи с чем он лишен свидания с защитником и родной матерью.

 На протяжении целого месяца никто не встречался с молодым человеком, томящимся в застенках изолятора временного содержания (ИВС), а причиной тому, как впоследствии удалось узнать его близким, явилось то, что в течении этого времени Азамат подвергался пыткам и избиению со стороны полицейских. С целью принуждения парня к «даче признательных показаний» теперь уже о его якобы нападении на сотрудников МВД во дворе жилого дома с тем, чтобы скрыть факт и воспрепятствовать им в расследовании якобы его участия в группировке вымогателей. Напомню, что вначале парня просто хотели выдернуть с улицы, как простого прохожего, чтобы он выступил в суде в качестве так называемого «сотого свидетеля» или тайного агента полиции и подтвердил бы версию обвинения группы вымогателей, которых даже не знал и не имел с ними ничего общего.

Из казематов полиции Азамат передавал записки маме, в которых рассказывал, как его пытают, однако эти письма до адресата не доходили, потому что адвокат, через которого передавались «весточки» действовала в одной упряжке с полицейскими и сдавала всю информацию сотрудникам полиции.

Чтобы прикрыть весь этот беспредел полиции, ее отъявленным представителям не оставалось ничего другого, кроме того, что без каких-либо доказательств тупо включить Азамата Аязбекова в список вымогателей, против которых его вначале хотели принудить давать показания. 

лицо казахстанской полиции

лицо казахстанской полиции

Стоит ли говорить, что никакого заявления потерпевшего против Азамата Аязбекова и в помине не было, но суд это «проглотил» и приговорил невиновного человека к очень, очень долгому сроку лишения свободы. Причем в колонии строгого режима, тогда как к «вымогателям», против которых он должен был свидетельствовать по воле полицейских, странным образом снизошли, отправив шайку настоящих преступников в колонию общего режима. По словам матери Аязбекова это была своеобразная месть полицейских и обслуживающего их интересы суда за то, что она сразу же не «заткнулась», а пыталась хоть как-то помочь сыну и привлечь внимание общественности.

 Суд как надо «обслужил» полицию

Естественно, что ни о каком наличии достаточно собранных следствием доказательств тоже речи не шло. И вот почему?

Во-первых, как уже было подчеркнуто, никто из потерпевших в своем заявлении Азамата не называет, его не опознают, его личность для них абсолютно неизвестна. А потерпевших аж два человека, написавшие каждый свое заявление в полицию. Во-вторых, прокурор Акмолинской области М.Магжанов поддержавший обвинение ДВД против группы вымогателей, точно также никакого юношу Аязбекова у себя в постановлении не видит, ни о каком Азамате знать не знает.

Мало того, с целью рассекречивания результатов оперативно-розыскной деятельности к материалам уголовного дела были приобщены аудиозаписи на СД-R диске, где прослушивались разговоры задержанных Шауали, Шиянова, Бурбаева и Шамелова. И чтобы вы думали: фамилия Аязбекова в их многочисленных разговорах не звучит ни разу!

По результатам «прослушки» указанной записи было достоверно установлено, что Аязбеков действительно не имеет никакого  отношения  к вымогателям Шауали, Шиянову, Бурбаеву и Шамелову. Соответственно  не входит в их организованную преступную  группу.

Немаловажно и то, что в отличие от банды вымогателей и ее членов, Азамат Аязбеков на учете в полиции никогда не состоял. Доказано отсутствие каких-либо отношений и контактов несчастного паренька с криминальным миром, его принадлежность к этой или другой ОПГ. В общем, ни с кем и никогда в порочащих связях не состоял.

Но хуже всего с точки зрения правового беспредела выглядит то, что у Азамата оказалось алиби на момент совершения преступления. В этот день он находился за тысячу километров от места преступления, в Алматы, где у его малолетней дочки был день рождения. На суд были вызваны даже официанты и обслуживающий персонал кафе «Жеты Казына», где Азамат находился вместе с семьей, которые подтвердили – да, помним этого парня, он был вместе с дочерью, друзьями и членами семьи.

Но даже столь железобетонное алиби не подействовало на судью, который в угоду корпоративным принципам и желанию посодействовать силам полиции, в одночасье сломал жизнь молодому парню, закрыв глаза на очевидные факты его невиновности. И вынес явно незаконное и несправедливое решение.

Ножевые ранения без единой капли крови – такое бывает!

Как всегда, для прикрытия своего «провала», полицейские поспешили распространить сенсационную новость на телевидении, куда вбросили явную «утку» о задержании чуть ли не особо опасного преступника, который желая уйти от ответственности по делу о вымогательстве, напал на «людей в погонах» и ранил одного из них ножом. Тогда как, на самом деле, Азамат поняв, что попал под «пресс» полицейской машины, забежав домой, выхватил с кухни нож и несколько раз ударил им себе по венам.

Тем не менее, журналисты телеканала КТК тоже поняли, что в победных реляциях сотрудников МВД не все так «чисто» и выступили в суде с объективными показаниями. Где рассказали, что были сами удивлены, когда буквально на следующий день после якобы нападения Азамата на полицейских и чуть ли не «смертельного ранения» одного из них, прибыли в кабинет к «потерпевшему» и застали того в полном здравии, без единой царапины на теле. Он тут же заявил, что его ранили в ногу, но при этом не мог точно сказать, куда именно, в какое место его порезали. Потом и вовсе перепутал штанину, указав на одно место, тогда как дырка на брюках находилась совсем не там. К тому же наотрез отказался демонстрировать свои раны, которых судя по всему не было и в помине.

Однако суд все равно принимал только сторону «пострадавших полицейских». И это притом даже, что на основании постановления ДКНБ якобы потерпевший сотрудник органов внутренних дел прошел повторную экспертизу. И кроме пигментации кожи в месте, на которое он указывал, называя его раной от ножевого ранения, ничего, никаких порезов или шрамов, обнаружено не было. Но почему-то это заключение было изъято и отсутствует в материалах уголовного дела. 

Будущая полицейская элита Казахстана

Будущая полицейская элита Казахстана

И это притом, что по заявлению самого полицейского у него на теле было обнаружено 4 колото-резанных ножевых ранений! Но куда же они делись, куда же исчезли следы от подобных ранений, которые остаются на всю жизнь?! Просто фантастика.

Дальше – больше. Оказывается, у «пострадавшего копа» после якобы зверского нападения на него с применением холодного оружия… (внимательно!) не пролилось не единой капли крови. Что подтвердила экспертиза! По такому сенсационному поводу в суд на допрос явился чудо-эксперт, который ничтоже сумняшеся, чтобы выгородить полицейских, заявил следующее: В ЕГО ПРАКТИКЕ БЫВАЛИ СЛУЧАИ, КОГДА НОЖЕВЫЕ РАНЕНИЯ БЫЛИ БЕЗ КРОВИ!!!  И подобный бред сумасшедшего, судья принял за чистую монету. Но это же просто аховая ситуация, «караул!», да и только.

Мать пошла на «вышку»

Сейчас Азамат Аязбеков в буквальном смысле чахнет в зоне, так как сидеть за преступление, которого не совершал, невыносимо тяжело. Еще тяжелее сознавать, как тебя наглым образом подставили сотрудники правоохранительных органов, дававших присягу «служить и защищать!»

Дойдя до отчаяния 28 ноября 2012 года в мороз «- 22 градусов» мать Аязбекова приехала в Астану и в знак протеста залезла на вышку в районе первой городской больницы, просидела там двое суток. Только потом к ней подъехали представители Генпрокуратуры и НДП «Нур Отан». И только после долгих уговоров, суливших, что ее примет Генеральный прокурор Асхат Даулбаев она спустилась вниз и пошла на прием в  ГП.

Там, наконец, для более тщательного изучения и проверки затребовали все 15 томов уголовного дела и вместе с нами – представителями ОФ «Народный антикоррупционный комитет», пришли к выводу, что Аязбеков НЕ ВИНОВЕН. Действительно, наконец-то!

Но тут нас ожидал очередной подвох. При вынесении протеста Генпрокуратурой, она  почему-то, стала ориентироваться только на его семейное положение и предлагать уменьшить меру пресечения до 5,5 лет. Видимо, честь мундира не позволяет им полностью реабилитировать Аязбекова и признать свою вину. Ведь в противном случае, должны полететь  головы больших людей, как в прокуратуре, так и суде Акмолинской области.

Мать Аязбекова просит  Верховный суд  перенести новое судебное разбирательство подальше от Кокшетау, хотя бы в Астану. Ведь все на что смог снизойти областной суд, так это снижение меры пресечения до 7 лет лишения свободы.

Теперь мама Азамата требуя освободить невиновного сына, снова обивает пороги Генпрокуратуры и  Верховного суда. Одним словом, перегонки с полицейской системой продолжаются…

Мусагали Дуамбеков, президент общественного фонда «Народный антикоррупционный комитет»

От редакции: В чем-то похожая история в конце минувшего года произошла в Карагандинской области, где на подростка Владимира Маурера повесили обвинение в том, что он якобы избил двух полицейских прямо в здании РУВД, не захотев подчиняться их приказам в момент задержания («Подросток и два полицейских разбираются, кто кого бил»). Но на поверку выходит, что избитыми оказались сам подсудимый подросток и его брат, который долго отлеживался в больнице с многочисленными переломами и ушибами. А матери подростка все же удалось добиться возбуждения уголовного дела против сотрудников полиции по статье «Превышение власти и должностных полномочий». В общем, какой бы новый министр не вставал у руля МВД, ситуация не меняется в принципе, а «ментовский» беспредел, похоже, окончательно впитался в кровь и плоть наших стражей порядка.

 

http://insiderman.kz

  • Фотогалерея

  • Наш адрес на карте

    Наш адрес на карте

    НАЖМИТЕ